Каталог сайтов города Сочи
Каталог   Добавить ссылку   Добавить статью   Карта  
 

История поселка Адлер города Сочи

В 1936 году неподалеку от Адлера, в Ахштырской пещере, была обнаружена стоянка древних людей. Каменные рубила и топоры позволили начальнику археологической экспедиции Сергею Замятину сделать вывод о том, что предки современного человека появились на Черноморском побережье около 400 тыс. лет назад, во времена раннего палеолита. Кавказ был одним из очагов цивилизации на Земле, и потому нет ничего удивительного в том, что на побережье сохранились и стоянки древних людей, и их орудия труда, и дольмены, многие из которых, кстати говоря, постарше египетских пирамид. 

Здесь жили киммерийцы, скифы, греки, генуэзцы. В IV веке нашей эры сюда хлынули мечты, вытесненные гуннами из Приазовья. На Кавказе мечты ассимилировали представителей самых разных народов, у проживающего здесь населения стала появляться этническая общность. В своей книге, изданной в Венеции в 1502 году, автор первого в средневековой литературе монографического описания Кавказа, путешественник и этнограф эпохи Возрождения Джорджио Интерриано писал: «Южнее реки Таны (Дон) по всему морскому побережью, вплоть до Абхазии, проживают «зихи», называемые так на языках латинском и греческом, татарами же и турками именуемые «черкесы», сами себя называющие «адыги» ... » 

Многие летописцы в различных вариантах повторили это сообщение. Потом из хроник постепенно стало исчезать слово «зихи», закреплялись названия «адыги» и «черкесы». В средние века эти люди говорили на адыгском (черкесском) языке, который объединял всех горцев Северо-Западного Кавказа. Но к концу ХЧПХ века у различных племен стали появляться свои диалекты. Эти языковые различия сочетались, в особенности традиции адыгских (черкесских) племен — абадзехов, бжедугов, егерукаевцев, мехмегов, натухайцев, темиргоевцев. На территории Адлерского района Сочи в ту пору обитали убыхи. Селились люди этого племени небольшими усадьбами — саблями. Несколько саблей объединялись в один аул. Главными занятиями жителей побережья в ту пору были земледелие и скотоводство. На горных склонах вызревала кукуруза, местные плодовые сады поражали заезжих путешественников своим изобилием. Вокруг аулов паслись стада баранов и коров, многие семьи разводили пчел. Разумеется, в каждом доме были лошади. Где же это вы видели горских джигитов без скакунов. Очень славилось в здешних местах и кузнечное дело. Изготовленные убыхскими мастерами мечи ценились во всех странах Средиземноморья. Кроме оружия, обитатели побережья продавали заезжим купцам — римлянам, генуэзцам, а затем и туркам — саммит, тис, зерно, шкуры, мед, воск. Покупали соль, порох, мыло, фарфоровую посуду, предметы роскоши. 

Турки завели в этих краях один скверный промысел: они покупали невольников. После появления такого специфического покупательского спроса многие аулы стали враждовать друг с другом, воевать, а захваченных в боях пленных продавать туркам.

В особой цене были убыхские мальчики и девочки, в Стамбуле их ждали школы охранников и гаремы. Лишь в ХIХ веке эту позорную работорговлю прекратили русские войска. 

Со временем у убыхов стала появляться знать, начали выделяться богатые фамилии. Но к появлению потомственного крепостного права это имущественное расслоение не привело. Урожаи были обильны: кукурузы, мяса и винограда хватало всем. Обедневшие соплеменники два-три раза в неделю отрабатывали барщину на полях богатых князей, а оброк платили в виде подарков к праздникам. Если раз в год подарить богатому сородичу барана, мешок орехов или, арбу яблок, то он защитит в трудные времена. 

Хотя на сходах по старинке считалось, что все мужчины равны в принятии решений, реально племенем управляли несколько богатых дворянских родов. Постоянной армии у убыхов не существовало, но в случае опасности все мужчины брали в руки мечи, а позже и ружья, составляя боевые отряды. Того, кто не умел держать оружие, из племени изгоняли. 

Не было государства — не было и государственной религии. В некоторых семьях на побережье исповедовали занесенное византийцами христианство. В иных аулах был силен ислам. Но в большинстве своем коренные жители были язычниками. Убыхи поклонялись каменному изваянию птицы с золотыми и серебряными пластинами — ястребиноокой Бытхе. Хранился этот фетиш в специальном подземном хранилище на святой поляне. 

Обычаи убыхов примерно повторяли все традиции горских народов: почитание старейшин, гостеприимство, переходящее все мыслимые и немыслимые пределы, — в своем доме не трогали даже попросившего приюта кровного врага. Широко было распространено куначество, многие богачи с раннего детства отдавали своих сыновей на воспитание в бедняцкие семьи. Мальчики вырастали здесь более приспособленными к жизни. Разумеется, ценились ум, храбрость и красноречие. Именно благодаря этим качествам выдвигались люди в адыгских аулах. Народные предания, записи очевидцев и военные донесения сохранили для потомков имена нескольких убыхских князей, возглавлявших борьбу своих сородичей с царскими войсками. 

Вожди убыхов обычно происходили из рода Берзеков. Этот княжеский род был самым многочисленным на побережье. В конце 30-х годов прошлого века он включал в себя более 400 дворянских семеи, под покровительством каждой из них находилось до 20 семей бедных соплеменников. Один дворянин в случае опасности мог выставить боевой отряд из 150 всадников. В 1823 году военачальником всех убыхов стал Исмаил Берзек. Ему удалось объединить и подчинить своему влиянию все население от Туапсе до Гагры. 

Убыхи не считали себя подданными Османской империи. Они были убеждены, что земля Черноморского побережья принадлежит им и только им. Поэтому все были удивлены, когда узнали, что, подписав Адрианопольский мир, Турция уступила этот край России. Об этом сохранилась легенда. Вот краткое ее содержание. 

Во время встречи со старейшинами убыхов генерал Николай Раевский (младший) сообщил им, что все они переходят в подданство русского императора, поскольку Турция отдала эти земли России. 

— Генерал! — ответил ему один из старейшин. — Видишь эту птичку, сидящую на ветке7 Отдаю ее тебе, возьми ее... 

Но в отличие от Турции Россия решила укрепляться на этих берегах основательно. 7 июля 1837 года к мысу Адлер подошла русская эскадра с десантом на боевых судах. 

Командовал экспедицией генерал-майор Владимир Вольховский — однокашник Александра Пушкина, лучший ученик первого, «пушкинского», выпуска Царскосельского лицея. До этого он возглавлял русскую миссию в Бухаре и командовал войсками в Приаралье. И вот — новое назначение, на Черноморское побережье Кавказа. 

На 44-пушечном фрегате плыл в составе десантного отряда разжалованный в солдаты декабрист писатель Бестужев-Марлинский. Он еще не догадывался о том, что ему предстоит последний в жизни бой. Русский отряд высадился в устье р. Мзымты. На берегу было столкновение с горцами, в котором погибло 4 русских офицера и 11 «нижних» чинов. Бестужев-Марлинский пропал без вести. Солдаты заложили здесь укрепление «Святого духа». Впрочем, такое название не прижилось. Все стали именовать местечко по имени убыхской пристани в устье Мзымты — Артляр. Русские офицеры, передававшие сводки в штаб Кавказского корпуса, со временем изменили это слово на Адлер. Жизнь здесь постепенно брала свое. Простые убыхи все чаще и чаще приходили к воротам русских укреплений, участвовали в небольших торговых сделках. Появившиеся меновые дворцы словно узаконили такие торговые операции. Искали горцы помощи и у русских врачей. Некоторые из знатных убыхов даже стали поступать на службу к русскому царю, начинали получать военное жалованье. Возможно, вскоре исчезло бы отчуждение между русскими и адыгами на Черноморском побережье, обошелся бы без горьких трагедий этот край, если бы в 1853 году не разразилась Крымская война. 

Во время этой войны турецкие отряды по очереди высаживались в районе Сухуми, Новороссийска, Керчи. Военная обстановка сложилась так, что русские войска были вынуждены оставить свои укрепления, в том числе и форт «Святого Духа» (Адлер). Вновь на побережье появились турецкие муллы, убеждавшие горцев, что русские разбиты и они ушли навсегда. По-разному повели себя в такой ситуации горские вожди. Владетельный князь Абхазии Хамутбей Чачба русской присяге не изменил, веры не поменял. А вот сменивший Исмаила Берзека на посту предводителей убыхов Керандук Берзек турецким уговорам поддался. В 1861 году он выступил с инициативой создания на побережье единого ориентирующегося на Турцию государства шапсугов, убыхов и живших чуть севернее абадзехов. Было образовано правительство — меджлис, в состав которого вошли 15 старейшин. Политику меджлиса в 12 различных округах нового государственного образования должны были проводить старшины и возглавляемые ими исполнительные органы — мехкеме. Они следили за уплатой налогов и исполнением воинской повинности — по 5 всадников от 100 домов. 

Но Россия довольно быстро оправилась от поражения в Крымской войне. Она вновь начала освоение побережья. На этот раз пехотные колонны должны были подойти к развалинам фортов на Черноморском побережье с суши. В сентябре 1861 года делегация меджлиса была приглашена на встречу с русским императором Александром II в район станицы Верхне-Фарской на Кубани. Понимая всю сложность ситуации, Керендук Берзек сразу же вручил царю Меморандум союза черкесских племен. Горцы соглашались принять русское подданство, но при нескольких условиях. Они просили прекратить насильственный захват их земель, не строить на побережье боевых крепостей, укреплений и дорог.

Александр II, который очень хорошо помнил о позиции причерноморских адыгов в годы Крымской войны, в ответ выдвинул ультиматум. Согласно его воле они должны были сделать выбор — либо переселиться в степную зону Кубани, где всем им гарантировалась передача в вечное владение земли, самобытное народное устройство и собственный суд, либо отправляться в Турцию. Черноморское побережье Кавказа в тот момент имело для России стратегическое значение, поэтому император не хотел оставлять здесь столь ненадежных подданных. 

В истории не раз случалось так, что неумелые действия политиков приводили к трагедиям целых народов. Покорясь судьбе, многие адыги согласились переселиться в степную зону Кубани, на территорию нынешней Адыгейской республики, а вот среди предводителей убыхов победило мнение, что надо увести людей в Турцию. Если бы эти князья знали, на какие лишения они обрекают собственный народ! 

На побережье пришла страшная беда. Когда к устьям речушек стали подходить посланные за беженцами турецкие суда, многие молодые воины не смогли пережить расставания с родной землей. История сохранила предания о том, что прямо на берегу моря юноши убивали своих коней, а затем стреляли себе в сердце. Стиснутый жерновами истории, маленький народ отплывал в неизвестность. 

Очень скоро выяснилось, что в Турции никто к не думал заботиться о переселенцах. Земля была предоставлена только богатеям. Керендук Верзек принял звание турецкого паши и получил имение под Адрианополем. Простые же убыхи обитали в своих лачугах на окраинах турецких городов. Убыхских девушек, цинично торгуясь с родителями, турки разбирали по гаремам. На мужчин были другие виды - в любой момент их можно было сформировать в боевые отряда и бросить против русской армии. Но пока война с Россией не предвиделась, потому забытое всеми убыхов голодали. Вскоре в селениях беженцев началась эпидемия холеры. Отдельные смельчаки отправлялись пешком назад, в родные края, но натыкались на пограничные кордоны. Дело дошло до того, что даже русский консул и Трабзоне Владимир Мокшин вынужден был вступиться за обездоленных. Впрочем, особых результатов зто обращение не имело. Александр II ответил отказом на слезную мольбу убыхов о возвращении.

Постепенно убыхи ассимилировались в турецкой среде, им не удалось сохранить ни своих верований, ни своих обычаев. Случившаяся с ними трагедия стала напоминанием всем людям планеты — не стоит искать счастья на чужой земле. Там быстро увядают обещанные райские кущи. 

Долгое время казалось. что в Лету канули а убыхские легенды, поскольку и моменту ухода в Турцию маленький народ своей письменности еще не имел. Но они сохранились, передаваясь из поколения в поколение на шапсугском, абхазском, турецкой и русской языках. 

В 1994 году, словно отвечая на вызов гвардейцев «Мхедриони», разграбивших во время оккупации Сухуми республиканскую библиотеку, правительство Владислава Ардзинбы в голодающей республике собрало немного денег и оплатило издание прекрасной книги — «Абхазские сказки к легенды». Здесь впервые были опубликованы шесть убыхских сказок. Их незатейливость и простота сочетались с глубиной народных мыслей. И большинству читателей сразу стало понятно, как многого лишилось человечество из-за одной только убыхской трагедии. 

Поселок Адлер тем временем постепенно заселялся переселенцами из разных уголков Российской империи. Выходцы из Молдавии основали неподалеку село Молдовку, эстонцы — Эстонку, русские — Николаевку, украинцы — Высокое. Появилось в округе несколько армянских сел, их образовали беженцы, спасавшиеся от резни в Турции. Перебравшиеся из Ставропольской губернии греческие семьи поселились в горном поселке Красная Поляна. В сам городок Адлер прибыли крестьяне из Каменец-Подольской губернии. 

Долгое время население этих мест занималось по преимуществу сельским хозяйством. Лишь в 30-е годы ХХ века здесь появились первые курортные учреждения. Адлер стал курортным поселком и в 1961 году вошел в состав города Сочи.

 



Комментарии:

Комментариев нет

Добавить свой комментарий:

Имя:

E-Mail адрес:

Комментарий:

Ваша оценка:

Введите число, которое Вы видите на картинке:
Информация
Категории:
Оценка модератора: Нет
Оценка пользователей: Нет
Переходов на сайт:0
Переходов с сайта:0
 

Powered by CNCat 4.4.2